• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:26 

Мой личный Рубикон

Рубикон перешагнут. Так давно, что я даже забыл когда, я прошел эту проклятую точку не возврата. Я помню этот момент, и приняв такую жизнь, хотя не считал никогда, что мне хватит сил ее прожить. Я и не мечтаю об этом. Смертник мечтает о рае, а не о том, что выживет после взрыва. Он знает итог.

Полоса отрезает зрение, от произошедшего. Я не сожалею и не мучаюсь. Я забываю, как и привык. Порождения зла, улыбаются глядя на меня, через глаза окружающих. Смеются, и умоляют ошибиться. Не думаю, что разочарую их. Ребят, вы и так знаете, каков я в деле. Мои дела, в любом случае теории и домыслы. Наверно мне просто, не хватает упорства достичь знаний. Внешних факторов, убивающих энтузиазм больше, чем фрагментов мотивации. Я давно, сам себе учитель мотивации. Хотя жизнь, тоже не упускает шанс преподать, пару тройку задач.

Зрение чаще подводит, чем ощущения. Привычка ориентироваться на них, заменяет мне зрение. Но видеть итог, все же не предоставляется возможным. Долгая жизнь, заключается в единомышленниках. Чем из больше, тем больше ты протянешь. Иные же, живут сами по себе. У них это получается, но определение их счастье спутывается, в поглощение алчных позывов собственного эгоизма.

Личные интересы, никогда не впечатляли меня. Каждый дурак, способный сохранять в себе 30 градусов тепла, способен жить ради себя. Потребление стиль жизни. Потребление - философия. Не моя.

Память, издеваясь возвращает меня в нелицеприятные моменты прошлого. Хотя, если смотреть на это через призму, мудрых годов. Может анализ принесет мне какие либо результаты.

Просыпаясь, я мчусь снова и снова. Не останавливаюсь. Затекшие мышцы, раз за разом принимая нагрузку рывка, уносят меня в пустоты серого брюха мегаполиса. Витрины, фары, гудение. Разламывают голову, с приятным монотонным шуршанием. Привыкнуть можно ко всему, практически. Я с каждым днем, все больше становлюсь жителем мегаполиса. Жителем без мечты. Жителем без цели. В забытом среди тайги городе, было проще. Пейзажи и свобода действий не давали забыть, то самое главное напоминание самому себе, о том, что я живу не ради потребления.

Голос во тьме, звучит металлическим звоном. Режет по кромке. Задирает кожу.
Рука ложащаяся на голову. Рука обжигающая щеку холодом.
Рука, что убивает с той же ловкостью, и оживляет.
Я перестал призывать судьбу, как и носить ей подачки.
Я не забыл о шрамах, что так усердно она клала на мое тело.

11:59 

Вальс тишины

Тишина. Она обступает меня со всех сторон, она давит. Она вальсирует вокруг меня, поглощает все шумы из вне. Позволяя услышать звуки, что рождаются внутри меня. Я их и так знаю. И не хотел бы их слушать.

День ото дня, я брожу, волоча за собой ноги, от угла к углу, и протаптывая самому себе тропу, которую знаю. Я не запутался. Я не потерялся. Я даже не слаб. Я просто не знаю, как выйти.

Чертовы кости ноют, раз за разом. Проклятая нога, кости сместились и каждый шаг, отдается болью. Стараюсь не хромать. Подавляю в себе желание кричать. Мои связки не должны, знать что такое крик. Боли слишком много, что я уже стал просто не замечать ее. Уже нету сил на нее реагировать. Я и не делаю этого. Втягиваю дым раз за разом. Это мое единственное обезболивающее. Дым, проклятый дым.

Болезнь пожирает с каждым днем все больше, я чувствую как она растекается по телу завоевывая все новые и новые участки. Их и так осталось не много. Кровотечения усиливаются, и я уже просто устал глотать кровь. Время от времени я не могу это делать, и кровавые простыни приходится стирать, снова и снова.

Я не могу говорить, и все больше молчу. Не то, чтобы мне нечего было сказать. Просто я знаю, что мои слова не услышат. Она пройдут мимо них, как проходят прохожие мимо сидящего у перехода нищего. Мои слова им не нужны, их заботит лишь то, чтобы их услышали. Хотя говорят они не для смысла. Они говорят, для того чтобы просто сказать и не держать это в себе.

Я строю иллюзии, в которых проживаю часы, снова и снова в комнате коричневых красок. Так я успокаиваюсь. Иллюзии не так плохи, когда надо отрешиться, и сконцентрироваться на чем то, кроме боли.
Я все чаще сплю, в надежде хотя бы, во сне, вернутся туда. Но почему-то, мои сны пропадают, и я провожу часы сна в безмолвии.

Время уже не течет для меня, так как для них. У них есть года, месяцы, дни. Мое время это пейзаж за окном. Ляжет снег, и я подойду вплотную к всепоглощающей тьме. Снег растает, и тьма поглотит меня.

11:58 

Вальс тишины

Тишина. Она обступает меня со всех сторон, она давит. Она вальсирует вокруг меня, поглощает все шумы из вне. Позволяя услышать звуки, что рождаются внутри меня. Я их и так знаю. И не хотел бы их слушать.

День ото дня, я брожу, волоча за собой ноги, от угла к углу, и протаптывая самому себе тропу, которую знаю. Я не запутался. Я не потерялся. Я даже не слаб. Я просто не знаю, как выйти.

Чертовы кости ноют, раз за разом. Проклятая нога, кости сместились и каждый шаг, отдается болью. Стараюсь не хромать. Подавляю в себе желание кричать. Мои связки не должны, знать что такое крик. Боли слишком много, что я уже стал просто не замечать ее. Уже нету сил на нее реагировать. Я и не делаю этого. Втягиваю дым раз за разом. Это мое единственное обезболивающее. Дым, проклятый дым.

Болезнь пожирает с каждым днем все больше, я чувствую как она растекается по телу завоевывая все новые и новые участки. Их и так осталось не много. Кровотечения усиливаются, и я уже просто устал глотать кровь. Время от времени я не могу это делать, и кровавые простыни приходится стирать, снова и снова.

Я не могу говорить, и все больше молчу. Не то, чтобы мне нечего было сказать. Просто я знаю, что мои слова не услышат. Она пройдут мимо них, как проходят прохожие мимо сидящего у перехода нищего. Мои слова им не нужны, их заботит лишь то, чтобы их услышали. Хотя говорят они не для смысла. Они говорят, для того чтобы просто сказать и не держать это в себе.

Я строю иллюзии, в которых проживаю часы, снова и снова в комнате коричневых красок. Так я успокаиваюсь. Иллюзии не так плохи, когда надо отрешиться, и сконцентрироваться на чем то, кроме боли.
Я все чаще сплю, в надежде хотя бы, во сне, вернутся туда. Но почему-то, мои сны пропадают, и я провожу часы сна в безмолвии.

Время уже не течет для меня, так как для них. У них есть года, месяцы, дни. Мое время это пейзаж за окном. Ляжет снег, и я подойду вплотную к всепоглощающей тьме. Снег растает, и тьма поглотит меня.

20:21 

Последняя?

Любопытно, будет ли эта запись последней? Или я продержусь чуть дольше, чем полагаю? Ярость, злость, ненависть, все что обгладывает мою душу, и терзает разум. Я не в закоулках, я нашел свой выход. Я больше так и не приду к общему значению. Договариваться с собой? Что за бред. Я давно, этому разучился. Никто не понимает, но почему? Они не хотят понять, или просто глупы? Я их переоцениваю? Много вопросов, и ни одного ответа. Голова разрывается, и я в неизвестности. События, так или иначе, произошедшие по желанию? Были спонтанны? Были чужды? Я неверно расставляю приоритеты. Болезнь, что прогрессирует, но медлит. Ей бы стоило прикончить меня, давным давно.

Я не так стар, как хотелось бы. Полагаю, что старость, всего лишь отговорка, для снятия ответственности в действиях. Я бы их снял. Мне не хочется, даже на секунду становится тем, что я есть. Какие бы не были причины моих поступков, я сожалею о всех. Искомое не найдено, и я подобно лесному кабану все глубже зарываюсь в землю. Я не умираю, и это огорчает меня больше, чем что либо.

Слишком много переживаний, слишком много касается меня. Меня не оставят в покое. Меня будут рвать, снова и снова. Круг действия сжимает мой череп, а требования, так и отдаются эхом в угасающем сознании. Я не могу сопротивляться, но партия должна быть завершена. Гамбит уже сыгран, но одно утешает, более чем что либо. Я умею проигрывать. Быстрее бы увидеть окончание, этой достаточно затянувшейся пьесы.

Пиши я и всю ночь, на пролет, я бы не извлек и десятой доли той боли, которая так изрядно уже потрепала меня. Переходить навзрыд бесполезно. Да я и разучился. Они не поймут, они не увидят, они не почувствуют. Их боль, не лишена ни смысла, ни величины. Это есть их причина, закрываться, и переваривать самих себя. Она острая и так или иначе весома объясняющая их поведение. И я не на секунду, не умоляю их мужества, но черт возьми я тоже её чувствую. Их всех, они пихают ее в меня как иступленные фанатики. Они знают, что я могу почувствовать, они хотят этого. Они, каждый со своей болью, и она велика. НО Я ЧУВСТВУЮ ВСЕ!!!

Так или иначе, сдерживание уже не имеет смысла, но необходимо продержаться. Подавленные эмоции имеют неприятное свойство прорываться, в ненужный момент. Остается только надеяться, что я буду в этот момент наедине с собой.

Боль не утихнет, она не станет меньше, и я все также буду метаться, из угла в угол. Я не параноик. Но мне больно. Подавляющее сознание, когда-нибудь угаснет. И я жду этого.

Они никогда не поймут! Они выстроят суждения! Они выстроят логику! Они оценят и осудят! Одни будут рыдать, другие улыбаться. Они насмешка над моей болью! Именно они, не желающие отцепляться от нее, ведут меня к гибели. Я сгину и будь что будет...

Не очень хочется верить, во что либо иное, кроме фактов. Кольцо скручено, и я не хочу больше чувствовать ничего. Моя тень уже отражение не меня, а чужого желания.

Они пихающие мне боль, ломающие ребра, рвущие плоть. Погружают в меня свою боль, желают быть услышанными. Они услышаны. Я слышу их просьбы. Я чувствую их боль. Неужели им мало? Как много боли мне нужно снести чтобы они насытились? Чтобы смогли утолить свой алчный голод. Неистово и проворно снующие подле меня, своей слабостью пытают меня день ото дня.

Я дурак, желающий помочь своим мучителям. Улыбающийся день ото дня, и размазывающий по щекам кровавые слезы сочувствия. Надеюсь вы довольны своей работой? Урча насыщаетесь моими страданиями. Вы еще голодны? Так идите, я вас жду, ешьте сколько хотите. Вот он я...

23:46 

Глухой зов

События, что происходят так сильно, и так несвязно толкают меня в бездну размышлений. Ко всем чертям, ну чего же не треснет моя голова? Образы, образы, образы. Они нисходят утром, возрастая по геометрии к вечеру. Стоит уже забыть, про сны без желаний.

Углы, я все чаще их замечаю. Не раз ловил себя на том, что мысли отрезающие меня от реальности, уходят лишь тогда, когда двигаясь по разумению силы тяжести, я врезаюсь в домашнюю утварь. Боль хорошо помогает, когда нужно взбодриться, но синяки и ссадины быстро станут заметны.

Мои глаза, так редко служат мне. Воображение, по моему разумению объявило охоту. Оно пытается побудить к действиям? Или просто издевается надо мной? Мне приходится напрягать всё нутро, чтобы воспроизводить эмоции. Большинство их уже заморожены на долгий срок. Силы истощены, но почему-то я не валюсь с ног. Не думаю, что моя усталость заметна по мне, я бодр и свеж для всех. Смешно, ведь я знаю, что причина всему лишь то, что их больше заботят собственные лица. И слава Богу. Если он вообще есть.

Думаю есть. Такие изощренные издевательства, жизненных обстоятельств не придумываются по хаотичному распределению должностей. Я мешающий винтик, большой игры. Но порой и один винтик, способен вывести из строя огромную машину. Я так страшен системе, что она прилагает все усилия уничтожить меня. Забавно наблюдать её потуги.

Как смешно было наблюдать за снующими подобно мотылькам людьми, что прыгали вокруг лежащего на полу психбольного, который десять минут назад с изрядной сноровкой пытался вскрыть горло их, весьма молчаливому начальнику. Лезвие не достигло цели, и они уразумели в этом чудо. Мне же всего лишь навсего, не хотелось умирать так бесславно. Почему-то это не вызвало никаких эмоций. Едва ли участилось сердцебиение. Из-за нагрузки? Да. Из-за страха и волнения? Нет. До конца дня, все лишь и трепались о героизме. Я же их выслушивал безучастно. Страх теряется с годами, как и боль.

Боли слишком много, чтобы я ее замечал. Но пришли, словно по заказу эмоции на которые я не оформлял документов. Я давно разучился скучать, но тоска. Да уж, она дергает меня, словно запущенный перелом. Она пульсирует, она толкает вперед. Я делаю вид, что не понимаю куда она тянет меня. Моё мастерство достигло апогея. Я от одной части себя, скрываю другую. Не признаюсь сам себе.

Наверно потому не признаюсь, что пока не признался вроде этого и нет. Я как разжиревший спортсмен, что не глядит в зеркало, дабы не столкнуться с реальностью. Все также твержу себе "Этого нет, ничего нет"

Как же нет, когда есть чертов идиот. Что ты полагаешь украшая свое уродливое сознание, её образами. Ты глуп! Ты слеп! Ты ничтожество! Ты не имеешь никаких прав. Ты не имеешь права вспоминать! У тебя нет никаких прав! ТЫ преступник!

Я знаю, что не услышу, голос во тьме. Я знаю что останусь в ней, со своими демонами. Стол перекошен. Игра подстроена. И все игроки против меня. Маленький игрок, что мешает большой партии. Маленькая пешка, в угрозе стать ферзем.

12:23 

Хроники отчуждения

Я все больше становлюсь нелюдим, закрыт. Сила обретается в спокойствии, и я черт возьми, достиг своего начала пути. Мир все меньше рвет меня, и уже более умело получается созидать красоту, как и наблюдать её. Я всего лишь хочу, чтобы то что исполняется было отчасти моим.

Противников много, а друзья так или иначе остаются за поворотом серой дороги жизни. Мы в муравейнике, а ходы не часто сходятся воедино. Предавать и врать, не получается возможным в нашем мире. Ведь изначально доверие отсутствует, к себе и другим.

Моё общение, строится на приоритетах моих желаний. И я путаюсь в фактах, многое домысливаю. Не сильно хочется ошибаться. Я этого и не делаю пока.
Я зацикливаюсь на одной, и упускаю из виду другую мысль. Мой мозг хоть и в отдыхе, но по-прежнему источен болезнями и травмами разума. Путь определен, я по нему иду. Правда, есть очень много неприятных нюансов, что нет нет, да и задирают мне кожу.

Страха уже нет, но яростью перебью и сотню быков. Терпение, так или иначе не хочет порываться, и скулить мне уже не придется. Решение положено, сталь и огонь положат конец всему. Смерть не пугает, она обнадеживает. Вероятно, мои грезы, по-поводу неё, так и останутся грезами.

Я объявляю Войну. Никакого перемирия. Никаких компромиссов.

17:59 

Невозможно

Да, уж поистине редко я произношу в своей жизни, такое далекое слово. "Невозможно". Всегда справедливо полагая, что так или иначе неизменность и предсказуемость моей жизни ставит мое сознание вверх тормашками. Поражен внутри. Как всегда спокоен снаружи. Разве хоть кто-то, сможет уличить и доли микрона изменений моего лица. Нет. Так сильно я углубился в самоанализ, что даже самые непредсказуемые зрачки не выдадут моего отношения. Но только не её. Её зрачки я вижу четко, как меняется мимика лица. Я чертов самозванец и я не смею делать таких выводов! Но делаю. Их невозможно скрыть, у нее плохо получается, в то время как я уже преуспел в этом деле.

Я бы гадал, будь я человеком иного характера. Как хорошо что эти черты, все же присутствуют во мне и я более ясно вижу разворачивающуюся картину. Картина мрачная и прекрасная, манит и давит не смотря на то что. Буря эмоций и страх неизвестности, будет ли момент когда то, что я вижу во снах хоть на йоту преобразуется в реальности.

Мне кажется я схожу с ума. Ха о чем это ты. Ты же вроде и так чокнутый. И то верно. Разум это пелена, и дно стакана которое я наблюдаю день ото дня не приносит мне, ни радости ни горя. Я человек, горе которому выдается по наследству, от прошлой жизни или кармически. Не особо верю в эту астральную псевдонауку, но тем не менее отрицать это, тоже пока нет причин.

Дни разрываются огнем, и в них нет красок. Она тоже не принесет в них краски, она принесет осмысление. Воспоминания хоть слегка, но и находят в полутьме комнаты. В тот самый момент когда я не успеваю, укрыться веками от скачек воображения. Приятно видеть её в воспоминаниях, и знать о её мыслях. У неё весьма странная улыбка, не знаешь, что она ей подчеркивает. Согласие или отказ? Глаза же, всегда смотрят в сторону. И не приведи судьба мне с ними встретиться на долго? Одному дьяволу известно, что я натворю.

Она не говорит, но я знаю её мысли. Возможно я глупец, и ее помыслы лишь горячечный бред уставшего от перебоев человека. А может скука? Да уж, скука одной "леди" как-то, стоила мне сломанной руки. Чертовы создания. Но она кто? Не знаю. Почему-то, мой разум не может этого объяснить. Мои мысли слишком заполнены ей. Думаю это не значит ровным счетом ничего? Или наоборот значит все? Я перестаю хорошо соображать, видимо её чары так или иначе потеребили сознание отчаявшегося калеки.

Что толку, с того что я могу удержать себя от любого порыва? Ведь я могу разрешить себе и не сдерживаться?

Как её описать? Дай подумать...лед и огонь. Да, точно лед и огонь. Она вспыхивает и опаляет, но в то же время она, сковывает и пронзает холодом до костей.
Она та кто есть. Она сделала невозможное. Она заставила меня забыть всё.

21:28 

Уже утверждено!

Чужая. Чужой. Чужие. Все кто меня окружают, и я сам кажусь себе чуждым. Я презираю себя за поступки, хотя стоило больше корить себя за нерешительность. Гребаная жизнь. Там где стоило промолчать, треплюсь. Когда же поворот жизни может вывести меня на новую полосу, затыкаюсь как недоумок. Как же достали все те, что полагают свои эмоции шире моих. Моя эмпатия позволяет знать все их намерения. Грязные тайны, мысли, желания. Их глаза порой выдают их с потрохами. Отвратительные, никчемные создания. Ворошатся как черви, в лежалом трупе. Ноют, визжат, несут чушь о какой-то истине, хотя сами не имеют и малейшего понимания о том, что твердят. Жалкие, забитые, бессильные.

Моя голова по-прежнему трещит от недоумения. Мои желания скрыты, хотя я их прекрасно знаю. Земля алмазов все реже проявляется в воспоминаниях, хотя до конца избавиться от видений не получится. Каждый мой прожитый день, какая-то непонятная шутка. Связь оборвана, и я уже ничего не предполагаю. Видимость мира слишком кристальна. События предсказуемы, посему удивляться не придется. Единственное чем можно насладиться, так это эмоциями, чувствами. Но сумма расчетного счета все больше волнует меня.

Наверно слишком мало времени провожу наедине с собой. Вскоре таких дней будет больше.

Цель в сознании. Дорога же к ней, как и оставалось ранее отсутствует. Все что я видел ясно, размылось. Я все больше погружаюсь в размышления о былом. Хотя зримо вижу, как и чувствую отрыв от реальности. Есть лишь несколько маяков, которые так или иначе заставляют выйти меня из моих грез.

Замок пуст. Я посылаю гонцов, во все стороны, лишь бы убедиться в том, что никто не планирует потревожить мое уединение. В прочем врать самому себе бесполезно, есть те, которые могли бы, хоть и на время, украсить мой замок своим визитом. Но стоит ли? Да и я уже давно понял правила игры. Оплата не заставляет ждать? Так какой же она будет? Не хочется снова начинать все с нуля. Сроки поджимают, и разбрасываться временем уже непозволительная роскошь.

Выверенный план необходимо воплотить в жизнь. С поражением уже смирился. Теперь осталось вырвать победу.

01:19 

Свет былой любви...

Бессмысленно. Глупо. Нереально.

Все эти слова, что так или иначе отражают мои желание. Точнее одно. Да уж, во ведь идиотская жизнь, которая так поздно привела меня к мыслям которые стоило понять чуть раньше. Пол года, пол года черт возьми. Все было бы иначе. Все было бы так, как я хочу. А было бы?

Посмотреть хотелось бы черт возьми. Проклятая тоска, почему ты все давишь. Моя привычка, и мой собственный иллюзорный мир. В котором все так, как мы хотели. Когда нам было по 15 лет. Голова кружилась от огня. Огонь жизни, огонь молодости.

Может еще рановато для кризиса среднего возраста. Да я похоже всю жизнь в нем. Кризис моей жизни. С годами все более среднестатистической.

Все что окружает меня - реально. Все что в моей голове - нереально. Но не для меня. Уж чем-чем, а иллюзиями я живу уже долгие годы. Голова трещит и я даже не могу сконцентрироваться. Пишу потому, что это нужно. Для спокойствия, но не для смысла.

Догадки, домыслы. Мои нервы натянулись так, что ты могла б сыграть на них, свою любимую мелодию. Бессилие все давит, а твой голос толкает на решимость.
Я не знаю, решусь ли. Честно, я не знаю. Если бы я знал результат того, что хочу сделать. Я сделал бы не задумываясь. Но это рулетка. Чертово любовное казино, и по твоим глазам я вижу что ты хочешь чтобы я ушел с пустыми карманами. Я уйду. Но вот вопрос? Какая плата за каждую мою проигранную фишку?

00:17 

Тоска о том что было...

6 августа 2017 года

Тоска. Не самое лучшее чувство, да и совсем не нужное когда есть необходимость двигаться. Совершать поступки. Нести ответственность. Перестать бы, оставаться в стороне своей собственной жизни. Принять участие в собственном становлении. Опираться на свои руки, нежели плечо рядом стоящих. Но нет. Я по прежнему лишь зритель, утомительной увертюры что нет-нет, да и проигрывается в назидание мне самому. Мои уши по-прежнему заполонены упреками. Прожитое не давит, и я стал серым и длинным. Я вытягиваюсь как и мои дни, что идут чередом, счет которых, я уже давно не веду.

Скоро день рождение. Все спрашивают, как бы я его хотел отметить, и могу сказать им. Да только они не поймут. Все чаще возвращаюсь к своим воспоминаниям. Я погряз в них, захлебнулся. Прилип как мушка, что ворочается в паутине холодного убийцы. Они уже не оставят меня. Остается надеяться, что они не убьют меня в ближайшее время. Я не страшусь, и готов принять вызов в любое время. Мой разум затуманен, и я повергая себя самого в отчаяние, все остаюсь там где другие меня не найдут.

Усталость не проходит, и я день за днем вращаюсь в собственном невежестве. Я был глуп, когда строил то, что имею. Хотя правильней, было бы сказать, что я так и не стал мудрей. Время идет, а я прошу у него, лишь одного. Не превращать меня в прах, еще хотя бы несколько зим. Я хотел бы их пережить, потому что еще многое не сделано. Хоть и понимаю, что сам веду себя дорогой скорейшей гибели.

У меня нет страха, так же как и нет сомнений. Одни лишь сожаления останавливают меня, чтобы окончательно не погрузиться во тьму.

Мой голос умолкнет, и я провалюсь в безмолвие, и вечную тьму. Надежда моя, лишь одна. Я ничего не попрошу, кроме того, чтобы в этой бесконечной, безликой темнице, услышать твой голос во тьме.

00:04 

Город проклятых

4 августа 2017

Дым. Проклятый дым. Я все так же курю, протекая по моим легким, он выходит изо рта окутывая меня. По прежнему он наполняет мою кровь никотином, облизывает стенки легких смолами. Он все напоминает мне, те самые дни. Серые дни, северного города. Июльские дни, но город окутанные туманом, северный забытый всеми город.

Там, в том проклятом городе я оставил то, что не имел право оставлять. Даже жители используют в речи термин "город - болото". Да уж, те кто приезжал туда, оставались там. Приезжали на пару месяцев, а проживали годы. Так и я, отдал ему два десятка лет. Слава богу, что хоть не родился там. Но тем не менее, я трижды уезжал из него, и возвращался. Клялся раз за разом, что не вернусь, но возвращался. "Город - болото". Да только не он затянул меня. Не он погрузил мою душу в вечные терзания. Не он заставляет рваться в пустоту. Метаться по комнате, сжимать кулаки. Не он, но его дочь. Ту что он взрастил с пеленок. Что как и другие его дети уезжала, рвалась к небесам успеха, и как все остальные вернулась под его туманное, серое и мрачное крыло. В его уют отчаяния, нескончаемой апатии и отчуждения.

Я оставил этот город, и как хочется верить в то, что больше уже не увижу его ужасного образа. Он оставил на моем теле много шрамов. Его манера воспитывать своих детей жестокостью и холодом. Ко мне же у него всегда было свое обращение, ведь хоть я и был под его покровительством, все же оставался его пасынком. Холодный город, холодной земли. По щедрости своей, уравнивается со своей жестокостью. Проклятая земля золота и алмазов.


12:33 

3 августа 2017 года

Дни становятся короче. Так мои сны протекают в реальность, и мне уже сложно отличать ее от иллюзии. Моя вера снова меня покидает. Черт возьми, ведь она то и дело исчезает а я, не становлюсь мудрее.

Вчера говорил с сестрой. Эти разговоры так успокаивают, ее оптимизм порой сильнее, чем моя усталость. Она все говорит о будущем. Я тоже вижу его ясно, и сильно. Но почему-то, оно не кажется мне осуществимым. Уверенность снова ушла, земля расползается под ногами, и я уже не знаю во что я верю. Продолжаю исследования, хотя возможность из реализации равна нулю.

В моих руках уже не та сила. Была сила, но ушла. У меня нет депрессии, но есть усталость. Я двигаюсь, а улыбка все чаще посещает мое лицо, лишь ввиде маски.
Я чураюсь даже близких. Их неспособность меня понять, делает нас чужими. Я все дальше от них. Надеюсь чувство долга не угаснет. Это единственное, что удерживает меня с ними. Боли опять вернулись, если вообще покидали меня. Уже почти 6 лет прошло. Ежедневные боли изматывают, но слишком долго они посещают меня, и я уже просто привык к ним. Научился быть благодарен, за то что они напоминают мне, что я еще живой. Ведь я время от времени сомневаюсь в этом.

Кинолента воспоминаний так и кружит перед глазами. Они отвратны, но я нахожу в них эстетику. Ведь какими ужасными они не были бы, все это я лицезрел самолично. И моя исключительная память, не дает забыть даже десятой доли эмоций.

Я уже не могу провалиться во тьму, как раньше. Я был бы счастлив там оказаться. Но пока не могу.

18:35 

Мой личный театр

День первый. 1 августа 2017 года.

Тяжесть мыслей, уже практически разломала мою голову. Я записываю их, в надежде не забыть.

Я проживаю один день. День сурка, что состоит из воспоминаний. Нет, это не день работающего клерка, что из за тягости шифровальной жизни офиса, так или иначе не может разорвать круг. В моей жизни не повторяются чаепития коллег, приветственные фразы посетителей, и клацающие удары степлера. В моей голове продолжается мой личный театр воспоминаний. С пробуждением он рассаживает гостей, а я как "Гвоздь" программы на первом ряду, наряженный словно жених или покойник. Моя персона тут основная, центральная. Я не должен пропускать ни единого мгновения, этой мрачной, до скрежета зубов знакомой драмы. Театральные демоны снуют между рядами убеждаясь в том, что каждый занял свое место. Но я знаю, что эти тени нисколько не заботит, присутствие остальных зрителей. Да и по правде говоря, я ни разу не оборачивался. Театральный демон знает свое дело, и я словно деревянный истукан слежу лишь за кулисами, пока цепкие лапы теней не дают мне закрыть глаз. Они зациклены лишь на мне. Я тот единственный, кто должен смотреть, чувствовать, следить как разворачивается на сцене трагедия жизни не покинутого, но забытого "героя".

Мой будильник звонит три раза. Это моя насмешка над самим собой. Раз уж дьявол театрал, то и я его не самый худший ученик. И вот три звонка. Тишина скатывается по залу, такая молниеносная и заточенная, что при желании разрезала бы занавес на пополам. Но у театра свои правила, и посему все будет так, как запланировал "режиссер".

Я стараюсь отрешиться, но тьма слишком плотно сжимает мое тело, и от неспособности что-то предпринять, я поднимаю взгляд на сцену. Меня вновь ждет это осточертевшее представление.

Занавес поднят.


Кровь на железных розах

главная